Приемная
nobel

ПАРАД ЛАУРЕАТОВ

ОБРАЗОВАНИЕ > СТАТЬИ
Давние традиции образования, лучшие школы, университеты и колледжи – именно благодаря этому в Массачусетсе выросла целая плеяда нобелевских лауреатов. Один только Гарвардский университет является альма матер 84 лауреатов Нобелевской премии; из стен Массачусетского технологического института вышли 30 нобелевских лауреатов, и еще 37 там преподавали; Бостонский университет подарил миру семь нобелевских лауреатов. Массачусетс собрал академических наград высшего достоинства больше, чем многие страны.
Говорят, что выдающиеся академические достижения Массачусетса обусловлены не только его передовой сферой образования, но и укладом жизни, особой атмосферой, располагающей к интеллектуальному творчеству. Может быть. Расскажем о некоторых из тех, чья научная деятельность на земле Массачусетса дала блестящие результаты, которые внесли весомый вклад в развитие мировой науки.
Уроженец Массачусетса и выпускник медицинской школы Гарварда Джозеф Мюррей в 1990 году получил Нобелевскую премию по медицине. Успешный пластический хирург, он заинтересовался трансплантацией в годы службы военврачом в армии. В 1954 году ему вместе с доктором Харрисоном удалось то, что считалось невозможным, – пересадить почку. Операция прошла в массачусетском госпитале, где от почечной недостаточности умирал Ричард Херрик. Тогда это была смертельная болезнь, но массачусетские врачи сумели его спасти, пересадив ему почку брата-близнеца Рональда. Она прижилась, и это стало прорывом в траснсплантологии. Сам Мюррей вспоминал, что более опытные врачи боялись браться за такую операцию, чтобы не допустить ошибки, не потерять репутации. «Но если беспокоиться о том, что подумают о твоих действиях другие, никогда ничего не добьешься», – сказал Мюррей в одном из своих интервью. Это – истинно гарвардский подход к решению проблем.
Спустя несколько лет ученые при активном участии самого Мюррея полностью отладили процесс пересадки не только почек, но и других органов, проверяя их совместимость на клеточном уровне. Он же провел первую пересадку этого органа пациенту от другого человека (это произошло в 1959 году). А в 1962 году удалось пересадить почку умершего донора. Так родилась трансплантация почек. Сегодня именно этот орган пересаживают чаще всего.
Операции Мюррея открыли новую эру медицины и биологии – жизни сотен тысяч людей были и будут спасены.
А вот еще один пример революционных достижений ученых из Массачусетса. В 1972 году Нобелевскую премию по физике за создание теории сверхпроводимости твердых тел, так называемой БКШ (по первым буквам фамилий авторов) получили сразу три ученых – Джон Бардин, Леон Купер и Джон Роберт Шриффер. Бардин три года проработал в Гарварде, Шриффер учился в Массачусетском технологическом институте.
Это было одно из фундаментальных открытий в физике, сопоставимое с созданием квантовой теории: такие открытия меняют наши представления о мире и стимулируют дальнейшие разработки – как в теории, так и на практике.
Забавное сходство в биографиях лауреатов – и Бардин, и Шриффер обучались на инженеров-электриков и лишь потом занялись теоретической физикой, за которую получили высшую мировую премию. Причем Бардин – один из четырех дважды лауреатов.
В 1957 году выпускник МТИ Роберт Шриффер опубликовал совместно с маститым ученым Бардином работу по сверхпроводимости. Он пытался объяснить, как ведут себя в сверхпроводнике свободные электроны. К тому времени Бардин успел получить Нобеля за исследования полупроводников и открытие транзисторного эффекта, и увлекся этой проблемой, но доказать теорию своего сотрудника (Купера), предсказавшего поведение при определенных условиях (низких температурах) электронов в сверхпроводниках, ему пока не удавалось.
Исследования шли несколько лет, ученые работали в разных университетах, но связи друг с другом не теряли. Шриффер был уже готов отказаться от дальнейших опытов, если бы не упорство, привитое ему в МТИ. Ему все же удалось получить позитивный результат и доказать принцип поведения электронных «пар Купера». Это был прорыв, который и обеспечил успех всей работы.
Еще один яркий представитель массачусетской научной школы – родившийся в Пинске (нынешняя Беларусь) Саймон Кузнец, один из столпов Гарвардской экономической школы. В Гарварде Кузнец преподавал с 1961 года до конца своей жизни. В 1971 году он стал лауреатом Нобелевской премии по экономике, кстати, третьей по счету от начала ее присуждения, «за эмпирически обоснованное толкование экономического роста».
Кузнец переехал в США в 1922 году уже сложившимся ученым и, благодаря своим разработкам, сделанным еще на родине, за четыре года сумел стать магистром и защитить докторскую диссертацию по циклическим колебаниям в торговле. Именно в этой работе впервые проявились страсть и талант Кузнеца открывать закономерности в экономике эмпирическим путем.
В 30-е годы прошлого века Кузнец попытался понять, «чем государство богатеет», и сформулировал понятие национального дохода. Он также попытался вывести закономерности экономического роста. Его работы оказали огромное влияние на развитие понимания экономических процессов.
Кузнец – пример иммигранта, сумевшего реализовать свое призвание в США, в частности, в Массачусетсе. Его биография – убедительное доказательство того, что знания границ не имеют.
Напоследок представим еще одного нобелиата – не ученого, а политика. Первого гарвардского лауреата Нобелевской премии – 26-го президента США Теодора Рузвельта, лауреата Нобелевской премии мира.
Выпускник Гарварда 1880 года, впоследствии первый губернатор Нью-Йорка, а затем и самый молодой президент США (ему было 43 года), Рузвельт получил премию в 1906 году за установление русско-японского мира после войны 1904 – 1905 годов. Именно при его посредничестве в Портсмуте был подписан мирный договор, который был благоприятнее для проигравшей России. До момента подписания судьба переговоров была неясна, и только личное вмешательство Рузвельта спасло ситуацию. Это был крупный прорыв миротворческой деятельности для своего времени.
В своей политической деятельности Рузвельт часто ошибался, но это никогда не останавливало его. Он всегда руководствовался правилом, которое, наверное, является квинтэссенцией духа Гарварда и всего Массачусетса: «не ошибается лишь тот, кто ничего не делает». Учеба, преподавание, научная работа в Массачусетсе приучают к настойчивости и упорному стремлению к цели, которая в этом случае обязательно будет достигнута.




Предыдущая статья
ГДЕ УЧИТЬСЯ В МАССАЧУСЕТСЕ
Следующая статья
И ещё о Гарварде…