fbpx
Время чтения : 5 мин

История тестологии: от SAT до ЕГЭ. Часть 2 (лонгрид)

Эта статья предназначена для широкой аудитории – она и для школьников, завтрашних абитуриентов, и для учителей и родителей. Объем этого материала достаточно велик, поэтому мы публикуем его в двух частях.

Первая часть – вышла на прошлой неделе. Она об истории тестологии, о методиках тестирования, применяемых в США, Западной Европе и Японии, о появлении и модернизации тестов в России и Украине.

 Вторая часть будет интересна молодежи. В ней вы найдете:

  • Мнения абитуриентов, которые сдали два или даже три теста – SAT, ЕГЭ, ЗНО.
  • Как сдал профильный ЕГЭ по английскому урожденный носитель языка.
  • Какой балл нужен чтобы попасть в Гарвард, и нужен ли вообще.
  • Какой балл получила Скарлетт Йоханссон, и почему Ди Каприо оказался недоучкой.
  • Что делать с предэкзаменационным стрессом и как нивелировать кортизол.
  • SAT – не главное при поступлении: где досье?

Те, кому рекомендуется прочитать обе части, – это родители. Те, чьим детям скоро оканчивать школу и поступать. Помимо всего прочего, вы узнаете, почему грамотный английский – ключ ко всем возможностям, а знания – самая конвертируемая валюта в сегодняшнем мире. А также: что делать, если у чада ума палата, а денег нет?

Итак, 2-й выпуск. Время чтения – 10 минут.

Поступление в вуз: система оценки

Сейчас результаты тестов SAT оценивают по 1600-бальной системе, что позволяет применять достаточно большую гибкость при оценке знаний учащихся. Принцип прост – один бал за каждый правильный ответ, хотя есть своя специфика оценки, особенно при пропуске вопросов.

В Восточной Европе это смотрится немного непривычно, т.к. там привыкли к пятибалльной-шестибалльной системе, которая по факту трехбалльная (3-4-5). Не стоит забывать и о том, что результаты теста для вуза – это не последняя инстанция. Приемная комиссия элитных учреждений смотрит на портфолио студента и принимает во внимание его послужной список – участие в исследовательских проектах, спорте и общественной жизни.

ЕГЭ и ЗНО оцениваются по 100- и 200-балльной соответственно. К результатам самого экзамена иногда прибавляют дополнительные баллы за участие в олимпиадах или в работе Малой Академии Наук.

Наличие бюджетной формы обучения в Украине и России заставляет бороться за каждый балл – ведь он может открыть дорогу к полностью оплаченному государством обучению. Из-за этого время перед поступлением в вуз для многих школьников проходит в постоянном стрессе. Стресс перед экзаменом усугубляет атмосфера жесткого контроля – интерьер и обстановка в школах во время экзаменов больше напоминают пенитенциарное учреждение, нежели чем учебное заведение.

Эффективность инициативы

SAT – это эффективный инструмент отбора перспективных студентов. Главное – то, что он уравнивает в правах всех, кто хочет поступить в университет США, нивелируя факторы происхождения, материального состояния и положения в обществе, и исключает коррупцию.

Украинский и российский аналоги не имели, как таковой, истории развития и появились практически сразу после обретения странами независимости в 90-х. До этого приходилось лично приходить и сдавать экзамен определенного учебного заведения. Такая резкая смена систем оценивания, наложение западной модели на отечественные реалии привело к некоторым искажениям самого теста и школьного обучения в целом.

В результате получилось так, что ЗНО и ЕГЭ, в отличие от SAT, выявляют прежде всего студентов, способных к обыкновенному запоминанию информации которые могут понятия не иметь, как применять свои знания на практике. Большинство школ часто придерживается политики, что ученика нужно подготовить к сдаче экзамена, а не к дальнейшей жизни.

ЗНО и ЕГЭ до сих пор регулярно претерпевают изменения, тесты оптимизируются в соответствии с требованиями времени и местными реалиями.

Подготовка к тестам

Поскольку SAT требует от абитуриентов практических знаний, успешная сдача тестов зависит исключительно от желания ученика овладеть навыками и методами, которые преподносят на уроках педагоги. Такое положение, однако, почти не обязывает глубоко вникать в тему предмета, что не способствует появлению серьезных академических знаний. Однако такой подход крайне лоялен по отношению к учащимся.

Американские школьники начинают готовиться в старших классах: в 9-м – 11-м сдают PSAT, который представляет собой своеобразную разминку перед SAT. Кстати, в ряде частных школ подготовка к SAT выделена в отдельные академические часы.

А вот в России или Украине подготовка к этим экзаменам ведется уже со средней школы, с каждым годом предметы изучаются на более сложных уровнях. Это оправдывают тем, что при таком подходе из ученика получится грамотный специалист. Но часто вместо этого школьникам приходится заучивать множество абсолютно лишней информации. К примеру, будущему филологу или журналисту совершенно ни к чему такое же знание математики, которое требуется на профильных факультетах точных наук. Но им приходится вместо того, чтобы читать больше своей литературы, углубленно заниматься математикой.

Приемлемость тестов в планетарном масштабе

Еще недавно ЗНО и ЕГЭ были актуальны только для стран, где их сдают. Поступить в зарубежный вуз по их результатам было невозможно. Но с получением Украиной безвизового режима с ЕС, как, впрочем, и до этого, украинские выпускники устремились в университеты соседних стран Восточной Европы.

И оказалось, что уровень их знаний, особенно в естественных дисциплинах, достаточно высок. С 2018 года Польше даже пришлось принять специальную. поправку, в соответствии с которой обучение в польских вузах для иностранцев становилось платным. Объяснялось это тем, что абитуриенты с отличными результатами ЗНО оказались в топе списков и заняли непропорционально большое количество бюджетных мест (200 баллов ЗНО сответствуют 100% предусмотренных в выпускном тесте «матура»).

Помимо Польши, результаты ЗНО начали признавать Чехия, Венгрия и Словакия, притом важен его результат, а не гражданство: помимо украинцев, сдав ЗНО, в университеты этих стран могут подавать ребята из России или Беларуси. За океаном, в Канаде тоже начали принимать абитуриентов в свои университеты, признавая результаты ЗНО.

Такие страны, как Германия, Нидерланды, Австрия, по-прежнему не признают результаты ЗНО или ЕГЭ. Но учиться в берлинском или венском университете для украинца или россиянина тоже вполне реально. В ряде университетов признают средний балл аттестата об окончании школы – он должен быть достаточно высоким, а портфолио – впечатляющим. Хотя есть одно условие: первый год все иностранцы должны учиться на подготовительном отделении, совершенствуя как минимум один язык, общие предметы (general studies) и т.д., что в любом случае не повредит.

SAT же признается множеством вузов в большом количестве стран Северной Америки, Западной Европы и Азии. К тому же он сдается на английском, что упрощает процесс дальнейшего обучения.

Опять же, помимо результатов SAT, у абитуриента должно быть грамотно подготовленное портфолио. Существуют так называемые «культурные различия» и особенности этикета в работе с приемными комиссиями. В отличие от SAT, результаты которого более чем конкретные, очертания к требованиям досье абитуриента довольно размыты и варьируются от вуза к вузу. Помочь в оформлении могут консультанты, помогающие в поступлении и формирующие документы по ожидаемым правилам в читабельном формате. Это более эффективно, чем самому готовить бумаги наугад, не зная досконально правил игры.

Так что родителям вряд ли следует ограничивать логистику исключительно наймом репетиторов – помимо академической подготовки, надо правильно представить досье абитуриента, для чего рекомендуется обратиться к профессионалам, помогающим в поступлении. От этого во многом зависит решение о приеме.

Кстати, пробуйте решить пару задач или попросите ваших отпрысков. Те, кто ответит правильно без перевода, получат подарок – бесплатную консультацию по поступлению в колледж, а первые 5 счастливчиков – еще и подарочную карточку от Amazon на $20).

Советы родителям: отдельно об английском

Главное отличие SAT от его аналогов – то, что в нем есть экзамен по английскому языку, и то, что он сдается на английском. В англоязычных странах дети его специально не учат, а просто знают от рождения или познают в раннем возрасте после иммиграции. Далее владение им они совершенствуют, хотя грамматическая часть зачастую у ребят из Восточной Европы – не носителей языка – не хуже или даже лучше. Таким молодым дарованиям можно, конечно, сдать английский в рамках ЕГЭ или ЗНО, но только на дополнительном профильном экзамене.

Случаются примеры своеобразного когнитивного диссонанса, и не только в SAT. К примеру, также и в ЕГЭ, но не из-за уровня знаний учащегося, а из-за несовершенства системы тестирования.

За время подготовки этого материала мы нашли одного настоящего американца который сдавал российский ЕГЭ, – Джастина. В своем блоге он раскритиковал все, что только можно, но случился и настоящий казус: результаты аудирования показали, что у него (!) хромает произношение! Ладно бы парень оказался не в ладах с трудной грамматикой языка Шекспира – это еще можно было бы понять, но произношение?! У носителя языка?!

Так вот – про английский. На этом языке говорит, конечно, меньшее количество людей, чем на китайском, но он, бесспорно, является языком бизнеса и международного общения. Как ни крути, без lingva franca современного мира не обойдешься – технологии и скорость обмена информацией не оставляют шанса учиться или работать, не владея английским хотя бы на базовом уровне.

Поэтому независимо от того, собираетесь ли вы или ваши дети сдавать SAT и/или учиться за рубежом, английский нужно учить. Желательно, чтобы его знание не ограничивалось меню электронных гаджетов или ресторанными меню. И у детей, и у взрослых есть мощная мотивация для серьезного изучения английского языка:

По данным психолингвистов, чем раньше ребенок начинает общаться на втором, третьем языке или учить их, тем быстрее настраивается его нейронная сеть. Создается большее количество межнейронных связей, которые формируются на первой стадии человеческого этногенеза в детстве и отрочестве. 

Они как бы складываются из еще не задействованных ранее «запчастей», поставляемых мозгу по мере поступления в него новой информации. И чем раньше знание языка станет частью этого механизма, тем лучше. Иначе говоря, знание дополнительных языков резко повышает когнитивные способности, что легко доказывает развитие любого билингва. Дать такую возможность ребенку – просто обязательное внеклассное задание каждого родителя или опекуна.

Что касается взрослых, то заняться языком никогда не поздно, тем более, что это интересно, а если у вас есть дети, то мотивация двойная. Заниматься можно вместе, и не в классах или по Скайпу, а в обычной жизни. К примеру, посмотрите фильм на языке оригинала или отправляйтесь в зарубежную поездку, заранее переключив меню гаджетов и своего стиля жизни на английский. Попробуйте – не пожалеете. И еще приятный бонус: изучение иностранных языков во взрослом или даже преклонном возрасте снижает шанс старческого слабоумия – так что Альцгеймер и прочие подобные диагнозы полиглотам не грозят.

О стрессе и о психологии

Но главное другое – то, что, изучая иностранный язык, вы проводите время вместе с детьми. Ведь вы же их зачем-то заводили? Явно не для того, чтобы знание английского они получали из монотонно-матерного рэпа или словесных упражнений какого-нибудь неграмотного и вдобавок желчного блоггера.

Но как родителям конкурировать со «стимулами» из интернета? Почему бы, например, не сделать мотивацией подготовку к тому же SAT, и даже не столько из-за английского, сколько и из-за логики, которая лежит в основе теста? Плюс – хорошие результаты дадут новые возможности и откроют новый и лучший мир нашим детям. Ведь мы все этого хотим, не так ли?

Задумайтесь над тем, почему результаты SAT официально принимают, скажем, в Нидерландах или Японии. Ведь и одна, и другая страна – самодостаточные общества с уровнем жизни не ниже американского. Дети, которые сдают SAT в этих странах, может, и собираются учиться в США, но явно не гонятся за «American dream». Скорее всего, они преследуют свою мечту – быть образованными и успешными в новом глобализованном мире. 

И не важно, где они будут работать – на адронном коллайдере в Швейцарии или в хайтековских корпорациях Силиконовой долины под Сан-Франциско. Их знания позволят им свободно выбирать карьеру и место жительства.

Получится ли у детей с ветерком подняться на самый верхний уровень в «социальном лифте», мы не знаем, да это, наверное, и не главное. Главное – чтобы они были счастливы, свободны и способны адекватно воспринимать меняющийся мир. А без знаний, в том числе иностранных языков, в современном мире это едва ли возможно – тут Гугл-переводчик не поможет.

Сегодня «золотым запасом» для наших детей могут стать результаты того же SAT или другого международного экзамена. Эти тесты дают возможность конвертировать знания ребенка для поступления в вузы ведущих стран мира. Тем более, как мы уже отмечали и в этой статье, и ранее, экзамены важны, но университеты прежде всего ищут в абитуриентах индивидуальность и уникальность. А деньги на оплату обучения – это уже другой вопрос, который почти всегда решаем.

И о стрессе: окончание школы, поступление, сдача экзаменов – это вещи, бесспорно, волнующие и часто стрессовые, особенно для тинейджеров. Подростки, говорят психологи, делятся на две основные группы – адреналинозависимые и кортизолозависимые.

Первые воспринимают экзамены как соревнование, что зачастую помогает им достичь лучших результатов. Хотя они по-прежнему дети и, несмотря на свою вселенскую Z-осведомленость благодаря интернету, возможно, пугаются «серьезностей» взрослой жизни. Именно у них зачастую наблюдается «синдром Питера Пэна», т.е. нежелание взрослеть, отягощать себя атрибутами взрослой жизни, брать ответственность. Они хотят подольше оставаться дерзкими, веселыми и беззаботными, как мультяшный герой (при этом порой не проявляют интерес даже к интимной близости, несмотря на гормоны).

Вторые более подвержены чрезмерному стрессу, что требует социально-психологической поддержки, а в отдельных случаях – корректировки. Они зачастую себя чувствуют большими младенцами, которых вот-вот отдадут во взрослую жизнь, и нужно сдать экзамен, прежде чем они туда попадут. Выпускной экзамен для них – это как будто выпускной экзамен не из школы, а из детства. От его результатов зависит, в какую именно жизнь они попадут.

В обоих случаях задача родителей и учителей – заранее распознать очертания психотипа ребенка и направить его кортизол в нужное русло. Ведь именно он генерирует страх, но и он же отвечает за безопасность, адаптацию и чувство защищенности.

Что касается обладателей избыточного адреналина, то надо направить их бурную энергию в нужное русло и помочь им разобраться в динамике своих мыслей, желаний и будущих деяний.

Кстати, американские учащиеся чувствуют себя намного увереннее и счастливее в последнее полугодие учебы в школе. Ведь SAT они начинают сдавать за год до окончания школы. Результаты поступления в колледжи известны уже в марте (в случае подачи на «раннее решение» – в предыдущем ноябре). Другое полярное отличие SAT от ЕГЭ и ЗНО – то, что SAT не имеет никакого отношения к получению аттестата зрелости, который фактически стал атавизмом, во всяком случае в США.

При этом экзамен можно пересдавать и тасовать профильные результаты, как карты, доставая самые козырные. То есть если школьник что-то не сдал – в этом нет трагедии: он просто не справился с заданием, у него еще есть шанс, и не один. Почему взрослые могут ошибаться, а дети нет?

Это лишний раз доказывает, что система тестирования, как и все системы образования, должны быть гибкими и подстраиваться под меняющиеся реалии общества, включая его растущее расслоение и меритократию. Задача, конечно, не из легких, так как последние пару десятилетий жизнь уже даже не течет, а стремительно бежит. Учитывая, что, как оказалось, наш мозг не особенно чувствует разницу между реалиями и фантазиями, некоторые смелые и успешные головы, к примеру, Илон Маск, уже диагностируют состояние существующей системы образования как нежизнеспособной.

В принципе, все правильно: кому-то – будничная рутина, а кому-то – безграничный полет фантазии. Может быть, у каждого будет своя реальность, притом на выбор. Говорят, что скоро, возможно, и дипломы не понадобятся… Интересно, ляжет ли кто-то под нож врача-самоучки? Но это – уже иной вопрос и тема для другой статьи.

Понравилось? Поставьте лайк нашему проекту ― www.ilike.boston, подписывайтесь на наши новости и звоните нам, если собираетесь в Бостон, Нью-Йорк или в путешествие по Америке, по делам и не только.

  • Authors: Irina Christie
  • Advisors: Helena Savinova, Serge Zheleznikov, Oleg Christie, Ilia Baranikas
  • Editor: Ilia Baranikas
  • Narrators to audiopodcast: Alexandra Bogdanovich and Roma Rennecke
  • Digital Design: LetDa

Интервью студентов : 

  • Диана Блотницкая, Киев (SAT, ЗНО)
  • Дмитрий Топольский, Владивосток (SAT, ЗНО, ЕГЭ)
  • Мария Ч. ( Бостон, Массачусетс  ЗНО, SAT SAT Subject