fbpx
Время чтения : 8 мин

Доллар уходит в цифру

Еще совсем недавно в мире было лишь два способа взаиморасчетов – наличными и безналичными. Кроме них существовал только бартер – натуральный обмен, известный со времен первобытно-общинного строя. Но в 2009 году мистический Сатоси Накамото (псевдоним человека или группы людей) внедрил непонятное новшество – биткоин.

Сначала блокчейновую монету воспринимали как пирамиду или «мутный» дериватив, но со временем недоверия поубавилось. Последнее слово всегда остается за деньгами («money talks») – за 12 лет стоимость биткоина увеличилась в 63 000 раз по сравнению с его стартовым номиналом в $1.

Первый секрет популярности биткоина – его неподконтрольность властям. Второй секрет: биткоин ликвидирует посредников с их грабительскими поборами. Но биткоин не лишен недостатков, и главный из них – то, что детище Накамото смертно: когда будет добыт последний, 21-миллионный биткоин, добыча прекратится, и запасы криптовалюты нельзя будет пополнить.

Мы расскажем о более новом виде валюты, чем биткоин: о цифровом долларе, о его скором появлении в нашей жизни благодаря совместной программе Федерального резерва США и Массачусетского технологического института.

Криптовалюту любит преступный мир

Буквально каждый месяц мы узнаём об очередной атаке хакеров на коммерческие фирмы, правительственные учреждения, базы данных и т.д. Злоумышленники требуют выкуп за устранение вредоносных элементов, парализующих компьютерные системы. И выкуп они требуют не в долларах или евро, а в криптовалюте – чаще всего в биткоинах. Эксперты говорят, что огромные суммы, которые получают в качестве выкупа грабители, было бы невозможно провести ни через одну существующую в мире валюту.

Информационное агентство Bloomberg недавно описывало, как происходит присвоение биткоинов преступниками. По электронной почте кто-то из руководителей атакованной хакерами компании получает послание: в нем есть биткоиновый адрес, на который должен прийти выкуп. Адрес обычно содержит от 26 до 34 знаков. Набрав их, жертва попадает «куда надо» и зачисляет биткоины на данный аккаунт. После этого хакеры «снимают осаду».

Привлекательность данной системы для мошенников – в ее анонимности. Получив выкуп, преступники прогоняют поступившие на их счет биткоины через криптовалютный «смеситель», где хакерские биткоины смешиваются с биткоинами других владельцев. Другой метод – конвертация биткоинов через виртуальную торговую площадку в другую криптовалюту. В 2020 году, указывает Bloomberg, вымогателям было выплачено в криптовалюте $406 млн долларов выкупа. Это – далеко не полная статистика: многие компании предпочитают держать в секрете выкупы, которые они вынуждены платить преступникам.

Криптовалюты сильно облегчили деятельность «плохих парней»: в доцифровую эпоху им приходилось переводить преступные доходы через Western Union, выбивать из своих жертв предоплаченные подарочные карточки, получать деньги на банковский счет и тут же его закрывать, или банально таскать сумки с наличными. С криптовалютами стало легко и просто – но не безнаказанно. Мозговитые хакеры есть не только «на вольном выпасе», но и в спецслужбах типа ФБР и Агентства национальной безопасности.

Криптовалюта создана по образцу золота

Сатоси Накамото предусмотрел, что добыча биткоина будет происходить только до 21-миллионной цифровой монеты. Для чего был поставлен этот предел?

Биткоин – это цифровой эквивалент золота. Подобно золоту, запасы биткоинов не бесконечны. И подобно золоту, биткоины надо добывать. Правда, в отличие от золота, криптовалюту не выкапывают из земли, а получают компьютерными методами.

Добытчики (майнеры) криптовалюты не создают новые биткоины – Сатоси Накамото собственноручно осуществил эмиссию всех 21 млн биткоинов с самого начала, в январе 2009 года. По статистике, каждые 10 минут где-то в мире некий майнер биткоинов успешно решает криптографический пазл и тем самым открывает новый блок, который он может добавить к цепочке биткоинов – блокчейну. Блоки действуют в качестве виртуальных «амбарных книг», в которые заносятся все биткоиновые транзакции, подлежащие обработке. За эту работу старатель-майнер автоматически получает плату свежими биткоинами.

Когда Накамото объявил о запуске Bitcoin V.0.1, он озвучил вознаграждение всем, кто захочет участвовать в распространении новой валюты: оно сокращается вполовину каждые четыре года вплоть до завершения добычи всех биткоинов. После этого остается только поштучная плата обычными деньгами за транзакции.

Поначалу майнерам платили по 50 биткоинов за каждый вновь открытый блок. В 2012 году эту плату уполовинили до 25 биткоинов, а в 2016-м – снова сократили вполовину, до 12,5 биткоинов. На сегодня майнеры получают еще вдвое меньше – по 6,25 биткоина за новый блок. Согласно расчетам, такими темпами добыча новых биткоинов будет продолжаться до 2140 года.

У большинства владельцев криптовалюты вызывает тревогу ограниченное количество биткоинов, а также зависимость криптовалютной сети от майнеров. Для добытчиков главным стимулом является получение вознаграждения в биткоинах, что ускоряет истощение их запаса. Однако отец биткоина это предусмотрел: когда запас биткоинов будет исчерпан, майнерам будут платить гонорары за транзакции – обычными деньгами. Уже сейчас имеет место смешанная форма оплаты их работы – и биткоинами, и гонорарами. Правда, сегодня гонорары за транзакции составляют в среднем 6% дохода майнера, однако в будущем ожидается быстрый рост их удельного веса в майнерской компенсации. Так что у добытчиков будет сохраняться стимул и дальше работать.

Не можешь победить – присоединяйся

У американцев есть присказка: «If you cant beat them, join them» («Если не можешь их побить – присоединяйся к ним»). Тотальное неприятие криптовалют давно ушло в прошлое, а самым важным их прорывом стало их признание крупнейшей мировой платежной системой – PayPal.

Начав с разрешения своим клиентам приобретать цифровые активы на сумму $10 000 в неделю (без ежегодного лимита), PayPal быстро удвоил этот потолок, а недавно повысил его до $100 000 в неделю. По словам руководителей компании, PayPal видит в криптовалютах будущее и поэтому хочет уже сейчас использовать их как «источник финансирования для повседневных транзакций».

Американское государство тоже не захотело остаться в стороне. Когда в Вашингтоне осознали, что блокчейновые технологии никуда не уйдут, сколько не борись с их распространением, среди политиков стали набирать популярность идеи цифровизации доллара.

Как пишет газета The Boston Globe, сенатор от штата Массачусетс Элизабет Уоррен обратила внимание на биткоин, когда криптовалюта только появилась на свет, а сама г-жа Уоррен еще не была сенатором США (она преподавала финансовую науку в Гарвардском университете). Она пыталась достучаться до политиков и поделиться с ними своими идеями относительно того, что надо делать, однако без успеха. Государственные регуляторы, рассказывает сенатор Уоррен, уклонялись от эффективного контроля над криптовалютой, полагаясь на авось – авось само «рассосется». Однако биткоин никуда не исчезал, он набирал силу, у него появлялись «младшие братья».

Для того, чтобы противодействовать частным цифровым валютам, нужна государственная цифровая валюта. Конечно, в каком-то виде цифровой доллар существовал и раньше – это кредитные и дебитные карточки, прямые депозиты на банковские счета и др., – но диджитализация доллара центробанком США (Федеральной резервной системой – ФРС) представляет собой нечто иное. Если ФРС будет осуществлять эмиссию цифровых долларов, это уберет из финансовой системы посредников, освободит физических и юридических лиц от поборов за транзакции и радикально ускорит любые финансовые действия. По словам Нехи Нарулы, директора Цифровой валютной инициативы Массачусетского технологического института, государство «могло бы сделать для передачи стоимости то же самое, что интернет сделал для передачи информации».

Новая гонка на арене высоких технологий

Сегодня Федрезерв активно работает над созданием цифровой валюты, и он не одинок – этим занимаются десятки центробанков разных стран. В их числе – центральные банки Японии, Евросоюза, Китая, Великобритании, России и даже Багамских островов.

Недавно в Конгрессе США были проведены слушания по вопросу цифровой валюты. Ключевыми игроками в этом контексте являются Элизабет Уоррен, которая возглавляет в Сенате США комитет по банковским делам, и ее массачусетский земляк из Палаты представителей – конгрессмен Стивен Линч, председатель комитета по финансовым учреждениям нижней палаты. Вот-вот должно быть проведено тестирование программного обеспечения, которое станет фундаментом цифрового доллара.

Это, однако, не означает, что гринбэк уже встал на цифровые рельсы и скоро покатится завоевывать мир. В Америке такие новшества внедряются не быстро: слишком велики возражения на почве прайвеси – тайны личной жизни, которую может бесцеремонно нарушить новая цифровая валюта. Наверное, еще довольно долго будут идти парламентские дебаты, слушания и судебные заседания на эту тему. Но исход этой борьбы предрешен: экономика в конечном итоге победит идеологию.

В Конгрессе США наблюдается редкое межпартийное единодушие в пользу цифрового нововведения, и главная причина этого – пандемия: она выявила недостатки традиционной денежной системы. Правительство США несколько раз выплачивало гражданам страны единовременные пособия в качестве экстренной помощи. Прямым перечислением на банковский счет это происходило достаточно быстро, а вот бумажные чеки порой задерживались надолго. Цифровой доллар моментально устранил бы эту разницу: деньги могли бы прийти адресату на приложение в телефоне, не требующее банковского счета, или на карточку, которую можно было бы «зарядить» деньгами от Дяди Сэма в любом магазине или аптеке. Это особенно актуально для малоимущих американцев: примерно 7 млн из них вообще не имеют банковских счетов, другие пользуются банковскими услугами с большими ограничениями…

На Капитолийском холме все громче звучат призывы ускорить работу над цифровым долларом и ликвидировать отставание от Китая, который уже проводит испытания цифрового юаня. Через считанные годы Китай станет уже не второй, а первой, экономикой мира. Если вдобавок к этому доллар США застрянет в бумажном прошлом, Америка гарантированно потеряет статус мирового экономического лидера.

О стабильной цифровой валюте думает не только государство

Если центробанки не поторопятся, у них «погаснет свет», говорит Крис Джанкарло, бывший федеральный финансовый регулятор, который сейчас возглавляет благотворительную организацию Digital Dollar Project. «Они внезапно осознали, что [для финансовой системы] требуется совершенно новая архитектура, и если они не постараются, то их может постичь судьба «Кодака». Для справки: корпорация Kodak была глобальным властелином фото- и видеопленочной индустрии до того, как пленки приказали долго жить – их вытеснили цифровые носители.

«Свет стал постепенно гаснуть» во время «Великой рецессии» 2008-2009 годов, отмечает профессор Корнельского университета Эсвар Прасад, автор книги «Как цифровая революция трансформирует валюты и финансовую сферу». «Резко упало доверие к центробанкам и коммерческим банкам, – говорит Прасад. – Поэтому стала очень привлекательной идея платежного средства, которое не требует ничьего посредничества и одновременно обеспечивает определенную степень анонимности».

Однако у новых блокчейновых платежных инструментов наблюдается отсутствие ценовой стабильности – биржевики называют это волатильностью. К ним нет устоявшегося доверия, за ними не стоит поддержка государства, и их запасы ограничены. Отсюда – дикие ценовые скачки. Ряд компаний пытается создать более стабильную цифровую валюту: так, бостонская Circle Internet Financial Ltd. запустила свою версию криптовалюты под названием «Stablecoin» («стабильная монета»); ее цена привязана к стоимости более стабильных денежных инструментов – доллара и золота.

Но частная «стабильная валюта» – не панацея. Как говорит член Совета управляющих ФРС Лаэль Брэйнард, «стабильные монеты» в случае их широкого распространения могут стать нежелательной альтернативой государственным финансам. Историческая параллель: в 19-м веке на территории США разные банки выпускали множество разных частных денег, результатом чего были массовое мошенничество и финансовая нестабильность. Именно это подтолкнуло американское государство к эмиссии федеральных денег. Так и сейчас криптовалютная стихия побуждает государство войти в эту сферу и упорядочить ее.

Цифровой доллар из Массачусетса

Как это было в Америке на протяжении всей ее истории, первопроходцем революционных свершений выступает штат Массачусетс. Лаэль Брэйнард, которую мы цитировали выше, училась на магистра и доктора наук в Гарвардском университете, преподавала в Массачусетском технологическом институте (MIT). Она – одна из главных фигур в процессе становления цифрового доллара. Другая представительница нашего штата (о ней тоже говорилось выше), сенатор Элизабет Уоррен, не только продвигает цифровой доллар, но и с государственной ответственностью требует сделать его совершенным:

«Легитимные государственные цифровые деньги могли бы вытеснить самодельные частные цифровые деньги. Они могли бы улучшить финансовый охват населения, эффективность и безопасность нашей финансовой системы. Но для этого нужно, чтобы эти государственные цифровые деньги были надлежащим образом сконструированы и эффективно внедрены».

Главное возражение тех, кто борется против массачусетских и прочих энтузиастов государственной цифровой валюты, связано с прайвеси: не окажемся ли мы под всевидящим оком Большого брата из романа Джорджа Оруэлла «1984»? Исследование, проведенное Европейским центральным банком (ЕЦБ), показало, что для 43% европейцев прайвеси – главное требование к будущим цифровым деньгам. Безопасность транзакций – на втором месте по важности (ее ставят во главу угла 18% опрошенных).

Но защитники цифрового доллара настаивают на том, что государству по силам и поставить заслон на пути киберпреступников, и одновременно защитить прайвеси. Для нарушения тайны финансовых операций, говорят они, правоохранителям придется каждый раз получать судебный ордер.

Федеральный резервный банк Бостона осуществляет совместный исследовательский проект вместе с Цифровой валютной инициативой Массачусетского технологического института (DCI). Они разрабатывают криптовалюту центробанка – иначе говоря, цифровой доллар, эмиссию которого будет осуществлять ФРС. По словам Эрика Розенгрена, президента и гендиректора Федерального резервного банка Бостона, сотрудничество с MIT протекает успешно и сулит большие перспективы.

Кстати, большие перспективы это сотрудничество открывает не только для финансовой системы США, но и для образовательной тоже. MIT привлек к группе исследований DCI как своих студентов, так и тех, кто учится в Бостонском университете, Бостон-колледже и других вузах Новой Англии.

MIT принимает заявления на участие в программе исследования от студентов бакалавриата и магистратуры на сайте DCI

Недавно Совет управляющих ФРС объявил, что по всей системе центробанка будет развернута серия проектов, аналогичных массачусетскому. Быть ли цифровому доллару – так вопрос уже не стоит. Вопрос лишь – когда. Ответ: скоро!

P.S. Материал по теме: «Краткая история денег: от шкур и купюр к доллару и крипто. Tradecoin – валюта из MIT».

Понравилось? Подписывайтесь на наш дайджест – в нем мы рассказываем на русском языке о том, что происходит в Бостоне и Массачусетсе. Поставьте лайк нашему проекту – www.ilike.boston , подписывайтесь на наши новости и звоните, если собираетесь в Бостон, Нью-Йорк или в путешествие по Америке

Аутентичный текст проекта WelcomeToMA © и “ILike.Boston”™. All Rights Reserved. Использование текстовых материалов без изменений онлайн в некоммерческих целях разрешается c упоминанием названия проекта «WelcometoMA»© (или ленты новостей “ILike.Boston”™) и активной ссылки на оригинал материала на сайте или на одной из соцсетей издания.