fbpx
Время чтения : 7 минут

Life o’Clock: старение как болезнь

Говорят, что, по славянской этимологии, слово «человек» означает существо, которое живет «целый век». Эта версия — лишь одна из нескольких, причем не самая научно доказанная. Есть немало ученых, которые считают, что человек может и должен жить как минимум 100 лет, а то и больше.

Один из флагманов печатного слова современных технологий – Массачусетский журнал MIT Technology Review посвятил теме долголетия полный сентябрьский выпуск. В данном материале мы подготовили обзор всех тезисов и идей, находящихся в мейнстриме темы долголетия. Тем самым мы продолжаем наше январское ревью LifeO’Clock, или часы жизни (не забудьте повторить).

Первое, что намереваются сделать ученые, — это в корне поменять понятие старости: вместо того, чтобы считать ее неизбежным этапом онтогенеза человека, предлагается классифицировать ее как болезнь, которую надо лечить. Как именно — читайте в нашем материале. Он объемный и выйдет в двух выпусках — наберитесь терпения, ведь разговор идет о вашей жизни.

Итак, в нашем ревью:

  • Последние открытия генетики и использование искусственного интеллекта (AI) в диагностике продолжительности жизни и борьбе со старением.
  • Можно ли «отмотать назад» часы фертильности?

Как поменять стереотип «эйджизма» в профессиональной занятости и переломить негативное отношение к возрасту управленцев и маркетологов?

Часть 1.

Live Longer and Leave Later — Живите дольше, уходите позже

«Старость отменяется» — именно это смелое утверждение было использовано редакторами MIT Technology Review как заголовок. Картина, нарисованная далее, выглядит не менее идиллической. Представьте, что наступил 2035 год (которого осталось не так уж долго ждать). На обычный рутинный осмотр приходит 60-летняя пациентка, и доктор не говорит ей ничего вроде: «Ну, в вашем возрасте гипертония, артрит, недостаток сил — обычное явление, сократите активность, больше отдыхайте». Вместо этого врач спрашивает: как насчет рапамицина – для укрепления иммунной системы, сенолитиков —для здоровья суставов, и немного эпигенетического сглаживания, которое полностью предотвратит болезнь Альцгеймера? Кроме того, не хотели бы вы стать добровольцем и испытать на себе воздействие TOR-ингибиторов — в таком случае у вас появится реальный шанс дожить до 115–120 лет?

Кто бы не хотел этого! Особенно если прожить еще столько же лет можно будет активно — работая, занимаясь любимым делом и наблюдая, как растут ваши внуки и правнуки. Ведь это даже дольше, чем первая половина жизни с ранним детством, которого почти не помнишь, с учебой, трудностями карьерного роста и изматывающими попытками совместить работу и семью. Ну почему так несправедливо устроен мир, сетуют многие, что когда ты уже свободен от многих социальных ролей, но еще полон сил для работы и мудрости, когда ты научился ценить жизнь во всех ее проявлениях и наслаждаться ею, приходит старость?

Ученых и исследователей из Массачусетса тоже давно заботит этот феномен. Они и их коллеги из университетов США и Европы провели сотни исследований и пришли к выводу, что старость вполне можно признать болезнью и лечить ее. А это значит, что борьба со старением — вполне реальна. Можно дать людям шанс жить не только дольше, но и активнее. Чтобы не получилось, как с возлюбленной Аполлона Кумской Сивиллой, которая, попросив у бога света для себя бессмертия, забыла у него попросить вечной молодости. По преданию, бедная женщина прожила почти тысячу лет и молила каждого встречного лишь об одном — о смерти.

Кстати, не все ученые разделяют оптимизм по поводу активного долголетия и готовы на личном примере продемонстрировать мужество естественного (безмедикаментозного) старения. Так, например, главный архитектор медицинской реформы в США 2010 года («Obamacare») Иезекииль Эмануэль, который в 2014 году опубликовал в журнале The Atlantic свое эссе «Почему я надеюсь умереть в 75», говорит, что не видит смысла жить дольше. Он поклялся после 75-ти отказаться от прививок и антибиотиков, считая, что американцы и так слишком долго живут в постпродуктивном состоянии, когда «потребление несоизмеримо с отдачей».

Помните, как прокомментировал основатель Facebook Марк Цукерберг скандал с отказом от должности высококвалифицированному 60-летнему специалисту? «Молодые люди просто умнее», — сказал он. Похожее мнение высказал и миллиардер, венчурный капиталист Винод Хосла. «Люди до 35 лет — вот кто несет перемены». — провозгласил он и добавил: «Те, кто старше 45 лет, в основном, закрыты для новых идей».

«Это зависит», как говорят американцы, — от наследственности, индивидуальных способностей, образа жизни и потребности к постоянному познанию нового. Академические исследования с участием ведущих экономистов из MIT, Бюро переписи населения США и Северо-Западного университета показали, что Цукерберг и Хосла неправы. Ученые проанализировали истории создания 2,7 млн компаний, и вот их вывод: самые успешные стартапы создали 45-летние. В 2018 году 50-летний предприниматель в Америке имел почти в два раза больше шансов построить успешную компанию, чем 30-летний.

В MIT Technology Review упоминаются примеры успешных стартапов, которые являются делом рук 60-, 70- и даже 80-летних. Зачем далеко ходить — Элизабет Блэкберн, установившая связь между длиной теломер (конечные части хромосом) и продолжительностью жизни, получила Нобелевскую премию, когда ей был 61 год. А сейчас она, несмотря на свои семьдесят, продолжает исследования: помогает воспользоваться своим ноу-хау в реальной жизни.

«Молодые просто умнее», но старость это — их будущее

Эйджизм — явная проблема которая стоит перед представителями «золотых лет». В самом деле, кто будет кормить эту армию жизнерадостных представителей «золотого возраста», спрашивают экономисты, если в Штатах и без того сейчас двое молодых работающих содержат одного пенсионера? Мы сами готовы работать, отвечают зрелые люди, но кто же нас возьмет?

Захлестнет ли Землю «седое цунами»?

Но обо всем по порядку. Ученые занимаются проблемами возраста и старения не только из исследовательского интереса или альтруизма. Старение населения — общемировая тенденция. Медицина, экономика, социальные службы должны быть готовыми к новому возрастному профилю землян. Американцев старше 65 лет сейчас 16% населения, к 2035 году их доля вырастет до 21%. Ожидается, что тех, кому за 65, через 15 лет будет больше, чем тех, кому до 18-ти.

Согласно данным ООН, в других развитых странах пожилых людей еще больше. Лидирует по демографическому старению Япония — там тех, кто старше 65 лет, более четверти населения. Похожая ситуация в Германии, Италии, Финляндии и на большей части остального Европейского Союза. Прогнозируют, что к 2050 году четверть жителей Европы и Северной Америки будет старше 65-ти.

Эта тенденция, по мнению социологов, обусловлена снижением уровня рождаемости и увеличением продолжительности жизни во всем мире. Ученые считают, что, девочка, родившаяся сегодня в Японии, вероятно, доживет до 87 лет.

Те, кому в 1960 году было 65 лет, могли рассчитывать прожить около 79. Сегодня вполне реально жить в среднем до 85, а если вам уже исполнилось 75, то и до 87 лет. Но и это не предел. Ученые полагают, что уже сейчас родился ребенок, которому суждено прожить до 120-ти.

«Седым цунами», демографическим кризисом пессимистично называют такое положение дел некоторые. Но, как сказал Бернард Шоу, сам проживший более 94 лет.

А значит, лучший выход — принять это как данность, которая ожидает всех нас, и подумать, как сделать, чтобы возраст был для нас не более, чем датой в паспорте.

«Переведи часы назад»

Массачусетские ученые и их коллеги из других штатов стремятся понять, как работают наши биологические часы и что включает в организме механизм старения. Чтобы, зная врага в лицо, эффективно с ним бороться. История исследований довольно давняя.
Медик и писатель Гален, живший во втором столетии нашей эры, считал, что старение – это естественный процесс. Его точка зрения — мы должны принять свою старость и смириться с ней как с причиной смерти — доминировала почти два тысячелетия. Под старением он и его последователи понимали накопление с течением времени в организме факторов, которые вызывают рак, слабоумие, физическую слабость. Ученые из Гарварда предлагают считать все вышеперечисленные недуги не причиной, а как симптомами старения, а саму старость — болезнью.

Что изменится, если признать старение болезнью?

Дэвид Синклер, ученый-генетик из Гарвардской медицинской школы, — один из тех, кто находится на переднем крае этого движения. Он утверждает, что возраст — просто патология, и ее можно и нужно успешно лечить. Дэвид Синклер – сторонник генетического перепрограммирования организма. «Если бы мы назвали старение заболеванием, получили бы возможность лечить именно его, а не те возрастные болезни. Выявление молекулярных механизмов и методов лечения процесса старения немедленно должно стать приоритетом, — говорит он. — Пока мы не найдем основную причину старения, не сможем искать пути увеличения продолжительности жизни».

Немаловажную роль играют и экономические факторы. Если болезнь включена в реестр Всемирной Организацией Здравоохранения (ВОЗ), это открывает пути к инвестициям на разработку лекарств против нее на правительственном уровне. Новые лекарства от старости должно включить в свои списки FDA (Управление по контролю за продуктами питания и лекарственными средствами США) и выдать лицензию на их реализацию.

Правительства многих стран, осознавая последствия старения населения, уже сейчас финансируют исследования в области молекулярной биологии, которые позволят понять, что такое старение и что его вызывает. Доктор медицины Элин Слэгбум из Университета Лейдена (Нидерланды) разработала тесты для определения биологического возраста человека. Это поможет правильно назначать лекарства для лечения болезней, связанных с возрастом.

Так, если к вам обратился 70-летний пациент со слегка повышенным кровяным давлением, нужно понять, какой у него биологический возраст. Если у него кровообращение, характерное для 80 лет, тогда такое давление нормальное, так как позволяет крови достигать мозга. Но если у него организм 60-летнего, он, вероятно, нуждается в лечении.

Доктор Вадим Гладышев из Brigham and Women’s Hospital Гарвардской медицинской школы в Бостоне характеризует старение как накопление вредных изменений в организме. От почти незаметного изменения микрофлоры кишечника до деформации молекул ДНК, известной как метилирование. По этим признакам можно отслеживать процессы старения, чтобы знать, когда пришло время назначать антивозрастные препараты.

Биомаркеры, которые определяют биологический возраст, стали в наше время популярными и легко доступными для массового использования.

Теломеры: когда размер имеет значение

Telo Years так называется тест, с помощью которого каждый желающий может измерить длину своих теломер. Ведь от нее зависит продолжительность жизни.

Длина маленьких защитных колпачков, похожих на концы шнурков с обеих сторон хромосом, — простой, но универсальный индикатор общего состояния здоровья человека. Так утверждает нобелевский лауреат, доктор медицины Йельского университета Элизабет Блэкберн. Именно она установила, что чем короче теломеры, тем быстрее мы стареем. Ее гипотеза была проверена в ходе более 20 000 исследований, в которых длина теломер использовалась в качестве меры биологического старения.

Но человеку ведь не просто важно знать, насколько он еще молод или уже стар, чтобы принять этот факт, как данность или в крайнем случае успеть написать завещание. Вообще–то этот вопрос относится к формирующейся биоэтике, вокруг которой идет большая полемика, но составляющие и регулирующие ее инструменты пока зыбки и эфемерны. Это к тому, что просто подумайте: а вы психологически готовы узнать, сколько проживете?

Доктор Блэкберн, считает, что ничего страшного в таком познании нет, т.к. длина теломер не является раз и навсегда установленной, неизменной данностью. В процессе экспериментов было установлено, что на длину теломер благоприятно влияет здоровый образ жизни, физическая активность. «Ухаживайте» за ними, теломерами, и вы продлите себе жизнь.

А еще одна знаменитость — Джон Кабат-Зинн, профессор медицины Массачусетского университета, основатель Клиники снижения стресса и Центра сосредоточенного внимания, считает, что медитация как способ расслабления если и не помогает «отрастить» теломеры, то, по крайней мере, способствует сохранению их длины, а значит, замедляет старение.

Вот короткий лайфхак, стимулирующий размер теломер

Кажется, эти советы мы уже слышали не раз, скажут многие, и это — все? Конечно же, нет. Это, как сказали бы математики, необходимое, но не достаточное условие для продления молодости и активности. Чтобы жизнь после 60-ти считалась не «седым цунами», а «золотой порой», «эпохой мудрости», лучшие ученые мира неутомимо работали добрых два десятилетия.

Исследования на мышах, червях и других модельных организмах помогли установить, что происходит в стареющих клетках и как с помощью лекарств помешать этим разрушительным процессам. Речь идет не столько о продлении жизни, сколько об удлинении «периода здоровья» — чтобы люди независимо от возраста как можно дольше оставались независимыми и функциональными.

Лекарства от старости

Одним из них ученые считают метформин. Это препарат против диабета, TOR-ингибитор, который существует уже много лет. Но исследования на животных показали, что он также может защитить от слабости, болезни Альцгеймера, рака. А употребление его здоровыми людьми поможет отсрочить старение. Однако из-за того, что старение не признано медицинской проблемой, врачи не могут официально назначать пациентам метформин.

Другие борцы со старением — так называемые сенолитики (исследователь — Джеймс Киркланд, клиника Майо, Аризона), дословно – «убийцы дряхлых клеток». Такая клетка не способна делиться и вредна тем, что посылает другим импульс старения – будто заражает их. Сенолитики – дазатиниб и кверцетин – блокируют вырождающиеся клетки и способствуют их самоликвидации.

Рапамицин, официально зарегистрированный FDA еще в 1999 году как лекарство для предотвращения отторжения пересаженных органов, также имеет все шансы стать панацеей от старения. Ученые обнаружили что этот препарат благотворно воздействует на иммунную систему пожилых людей. По мнению Джоан Б. Манник, соучредителя и главного врача биотехнологической компании ResTORbio (она выделилась из фармацевтической корпорации Novartis), которая исследовала свойства рапамицина, снижение иммунитета – основная причина инфекций, слабости и преждевременной смерти пожилых. Но раньше это списывалось на возраст.

Доктор Нир Барзилай, директор-основатель Института исследования проблем старения в медицинском колледже Альберта Эйнштейна в Нью-Йорке, в настоящее время испытывает на добровольцах в возрасте от 65 до 80 лет лекарства против старости. TAME (Targeting Aging with Metformin) — так называется это долговременное исследование.

Название говорит само за себя — дословно оно значит «Борьба со старостью при помощи метформина».

«Разработка лекарств для предотвращения возрастных изменений идет гораздо медленнее, чем хотелось бы, потому что мы не считаем старение медицинской проблемой, — выражает обеспокоенность Нир Барзилай, — Если бы оно было признано заболеванием, можно было бы привлекать средства для создания новых лекарств от старости. Какая фармацевтическая или биотехнологическая компания будет инвестировать деньги в препараты для борьбы со старением, если его как болезни не существует?»

Считать старость болезнью, а рынок антивозрастных препаратов — золотоносной жилой неэтично, полагают другие ученые. По мнению доктора Элин Слэгбум из университета Лейдена, это «превращает научную дискуссию в коммерческую». Вместо того, чтобы рассматривать возраст как излечимую болезнь, политики и медицинские работники должны сделать больше для предотвращения хронических заболеваний пожилого возраста, поощряя людей вести здоровый образ жизни, пока они еще молоды, считает она.

Еще одно распространенное возражение против гипотезы старения как болезни состоит в том, что маркировка стариков как больных усугубит стигму, с которой им и так приходится сталкиваться.

Вопросы, вопросы…

Если борьба со старостью вдруг окажется успешной и люди получат дополнительные 30 лет здоровой жизни, это потребует ответа на целый ряд нелегких вопросов. Вот лишь некоторые из них:

  • Примут ли на работу 60–70-летнего специалиста, пусть энергичного, бодрого, с большим опытом и ясным умом, но отстающего от молодых в умении пользоваться электронными гаджетами?
  • Будет ли означать увеличение продолжительности активной жизни до 100 лет, что кризис среднего возраста также переносится на более позднее время — например, с 40–45 на 55–60 лет?
  • Не вызовет ли недовольство со стороны молодых коллег то, что руководящие позицие в компаниях заняты 70–80-летними? Ведь они будут понимать, что до 50-ти место в топ-менеджменте им не светит?
  • Будет ли медицинская страховка покрывать лечение старения?
  • Не увеличится ли в связи с «упразднением» старости пенсионный возраст?

Женские часы репродукции

Есть еще одна деликатная сфера: детородный возраст. Здесь ученым пока нечем порадовать юных сорокалетних, решивших наконец завести детей. Как ни пытаются лучшие умы разгадать феномен женской фертильности, новости пока неутешительны: после 35 лет количество здоровых яйцеклеток резко идет на спад. Так что тем, кто желает родить первенца в более позднем возрасте, медики пока могут посоветовать только заморозить яйцеклетки впрок в молодые годы.

Об этом и многом другом, включая историю церкви свидетелей долголетия и человека, решившего дожить до 120 лет и уйти в цифровое бессмертие, читайте во второй части нашего материала — она выйдет уже скоро. А пока вам домашнее задание: почитайте предыдущий материал, если еще не успели: LifeO’Clock 1.0 – о часах жизни.

Понравилось? Поставьте лайк нашему проекту — www.ilike.boston. Мы постоянно отслеживаем и освещаем все самое интересное, происходящее в мире науки в Массачусетсе, Новой Англии и США в целом. Подписывайтесь на наши новости и звоните, если собираетесь в Бостон, Нью-Йорк или в путешествие по Америке.

  • Author: Helen Savinova
  • Editor: Ilia Baranikas
  • Photo :MIT Technology Review
  • Digital Design: Nikita Bogomolov

Аутентичный текст проекта WelcomeToMA © и “ILike.Boston”™. AllRightsReserved. Использование текстовых материалов без изменений онлайн в некоммерческих целях разрешается c упоминанием названия проекта «WelcometoMA»© (или ленты новостей “ILike.Boston”™) и активной ссылки на оригинал материала на сайте или на одной из соцсетей издания.