fbpx
Время чтения : 7 мин

Валентиново платье: антропология швейного мастерства

Помните диалог фермера Илиа (А. Челентано) с бонтонной красавицей Лизой (О. Мутти) в не шекспировском Il Bisbetico Domato («Укрощение строптивого»)?

— Ты еще ничего не сказал мне про мое платье…

— А мне нужно что-то сказать?

— Положим, оно надето для тебя… Что тебе нравится, что не нравится — могу я про это узнать?

— Ты же была в нем вчера…

— Нет, вчера я была одета в другое платье, а сегодня на мне костюм от Валентино.

— От Валентино… Так он не твой!

Простоватый герой Челентано даже не обратил внимания на платье, которое девушка так тщательно подбирала и, скорее всего, он убежден, что наряд будущей жены должен быть сшит ее руками.

«Ах, как это не романтично!» — возмутятся женщины. «Почему же, — ответят мужчины, — для нас настолько важны вы сами, что ваши платья, будь они от самого Валентино или от портнихи тети Вали, мы воспринимаем лишь как оправу для бриллианта, не вдаваясь в детали».

Сколько бы ни утверждали противники «вещизма», будто главное в человеке — его богатый внутренний мир, встречают по-прежнему по одежке. Именно швейную машинку чаще другой техники молодые семьи брали в рассрочку, как только более столетия назад появилась такая форма платежа. Это подтверждает, что платье все же имеет значение.

Ведь вовсе не случайно еще в 1915 году в Зале славы великих американцев был поставлен бюст изобретателю челночной швейной машины из Массачусетса Элайасу Хоу (Elias Howe) — наряду с философами, медиками, инженерами… А сегодня MIT, продолжая дело своего славного земляка, собирается привлекать искусственный интеллект — AI — для пошива… платьев из силикона. Оказывается, не Теслой единой жив человек! И хотя в серые будни женская рука тянется за джинсами, есть дни, когда без платья, пусть даже напечатанного на 3D-принтере, никак не обойтись. Вот как сегодня — в День влюбленных.

«А как же Зингер?» — спросите вы. О нем и о непростой, как стежок белошвейки, истории машинки для шитья, о витиеватой эволюции женского платья — от эллинской туники, через куртуазную пышность – до «маленького черного», а также о бостонской Newbury Street, о моллах и бутиках, виртуальной одежде будущего и грядущих трендах — далее.

Обыкновенное чудо

Бостон и Массачусетс — место рождения многих инноваций. Возможно, кому-то такие здешние изобретения 19-го века, как телефон или анестезия, покажутся более значимыми, но мы сегодня хотели бы вспомнить швейную машинку Элайаса Хоу. Ведь именно благодаря его новшеству обычные женщины могли больше не заказывать платья именитым кутюрье или «модисткам», что было дорого и долго, а сшить их дома сами, быстро и дешево. Для этого нужна была только ткань, немного мастерства и фантазии, и — вуаля! — можно всегда выглядеть модной штучкой. При условии наличия в доме этой самой швейной машинки, конечно.

Трудно представить, что всего каких-то 150 лет назад бытовых швейных машинок не было совсем. Челнок для формирования стежка и автоматическую подачу нити Элайас Хоу запатентовал в 1846 году, но и тогда его изобретение предназначалось для фабрик, где шили униформу для американских солдат, и оно было еще недоступным для домашнего пользования.

А в жизни одного из авторов этой статьи, как и у многих ее сверстниц, это «обыкновенное чудо» присутствовало всегда. Более того — стояло на почетном месте, иногда заменяя трюмо или кофейный столик.

«Когда к нам приезжала мамина сестра, с чудесной машинки сбрасывались ненужные покровы, дом наполнялся уютным ритмичным стрекотом, а тетины ноги «танцевали» в такт хоуновскому челноку. — вспоминает она. — Пока они с мамой обсуждали последние новости, прямо из-под ее волшебных рук рождались шедевры: летнее платье — для меня, вечернее — для мамы, и даже из остатков ткани — обновка для любимой куклы.

Я до сих пор помню мой голубой в красные вишни ситцевый сарафан, мамино бархатное черное платье «под Шанель» и их разговоры, которые я слышала, засыпая. «А мы их, мужчин, не лицом возьмем, а платьицами», — говорила тетя под мерный шум машинки, и они с мамой заговорщически смеялись».

«В человеке все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли…»

Почему мы такое большое значение придаем одежде? Ведь, казалось бы, неважно, кто как одет, главное, был бы человек хороший. Но это не совсем так. Психологи утверждают, что и сами вещи, и манера их носить, их соответствие моде, месту и времени в считанные секунды создают впечатление о человеке, его происхождении, доходах, привычках, вкусах, темпераменте и чертах характера. И оно редко бывает ошибочным. Помните, как в старых детективах сыщик по стоптанным набойкам на туфлях отличал изысканно одетую простолюдинку от женщины из высшего общества?

И наоборот, безразличие к выбору одежды, однообразие цвета и фасона, например, пристрастие к черному или фиолетовому, по мнению психологов, может свидетельствовать о низкой самооценке, тревожности, зависимости от чужого мнения, утрате интереса к жизни.

Не стоит удивляться, что многие женщины помнят до мелочей, какое на них было платье на первом свидании, выпускном вечере или на свадьбе у лучшей подруги. Любимая одежда, как это ни странно, для многих служит стимулом поддержания формы. Так, одна знакомая среднего возраста рассказывала, что до сих пор иногда надевает костюм, подаренный ей в ранней юности, — и в всегда в стиле и в тему. С тех пор у нее появилось много разных вещей, но именно тот костюмчик — уже часть ее личной истории.

Кстати, мужчины, вопреки расхожему мнению, интересуются одеждой не меньше женщин. Когда в 2016 году в США появился первый бот-стилист, о котором мы тоже расскажем в этой статье, оказалось, что 55% его клиентов — представители сильного пола.

История одежды: от кожи и меха до турнюра и кринолина

Сейчас дома шьют редко, и не по необходимости, а скорее ради интереса. А раньше швейная машинка считалась приданым богатой невесты.

Считается, что соединять куски кожи или меха и делать из них одежду люди начали 25 000 лет назад. Вместо игл наши предки использовали осколки костей и рогов, а в качестве нитей — сухожилия животных. Спустя тысячи лет появились иглы из дерева и камня, а также ткани из растительных материалов и шерсти.

Прообразом женского платья была греческая туника, которая вначале служила одеянием, как сейчас бы сказали, унисекс. Такая лаконичная одежда Древней Греции из простого полотна гармонично смотрелась на золотистых от загара телах жителей колыбели европейской цивилизации — они походили на мифических богов и богинь.

Платье с рукавами придумали византийцы. Брюки же, которые до недавнего времени считались исключительно мужским атрибутом, были одеждой для наездников вплоть до конца XV века.

Предметом только женского туалета платья стали лишь в XVIII веке. Однако, еще раньше, в куртуазную эпоху (от французского courtois — учтивый, рыцарский), примерно, в 12-м – 13-м веке они становятся обязательным атрибутом прекрасной дамы. И чем она знатнее, тем вычурнее отделка ее наряда. Куртуазная любовь предполагает безответное обожание юношей-рыцарем замужней женщины высшего сословия, обязательное условие такой любви — непреодолимая преграда в лице сурового мужа и… сложно сконструированного платья. Наряд с корсетом из китового уса, турнюром, кринолином, множеством нижних юбок, лентами и рюшами мог конкурировать по степени защиты с рыцарскими латами и бесконечно отдалял возлюбленную. Платье было элементом игры, реквизитом спектакля, данью традиции.

История швейной машинки: От Да Винчи до Зингера — семь раз отмерь…

Но любая чрезмерность утомляет, и с XIX века Ее Величество Платье переживает возврат к простоте. Темп жизни ускоряется, крахмалить воротнички и расшивать подол бисером некогда. Женщины даже из небогатых сословий не желают всю жизнь ходить в одном наряде, а вручную много одежды не сошьешь. Идея автоматизации швейных операций начинает витать в воздухе.

Изобретение швейной машины можно с полным правом назвать коллективным трудом, а его революционность подтверждают нападки возмущенных луддитов, боявшихся, что их труд станет ненужным. Посудите сами: к концу XIX столетия было изобретено более 4 000 различных типов швейных машин. Громоздкие и несовершенные ушли в небытие, выжили только те, которые делали шитье простым, легким и комфортным.

Знаете ли вы, что один из ранних проектов ручной швейной машинки принадлежал Леонардо да Винчи, но воплотить идею в жизнь изобретателю так и не удалось?

  • В 1755 году британские инженеры взяли кредит на первую разработку швейной машины.
  • В 1814 году австрийский портной Йозеф Мадерспергер придумал приспособление для сшивания тканей, но оно постоянно выходило из строя и ломалось.
  • В 1829 — французский портной Бартелеми Тимонье изобрел швейную машину, которая шила прямые швы, и начал машинный пошив униформ для французской армии. Но его рабочие, боясь потерять работу, сожгли фабрику.

В 1832 году Уолтер Хант придумал использовать в швейных машинах остроконечную иглу, но запатентовал изобретение только в 1854 году.

Элайас Хоу: слава пришла поздно и досталась Зингеру

История создания швейной машины походит на много других историй об изобретениях — кто-то воплощает идею всей жизни и разочаровывается. Затем кто-нибудь другой, благодаря этому, становится знаменитым.

Элайас Хоу с детства интересовался машиностроением и работал на заводе по производству оборудования для изготовления хлопковых тканей в Лоуэлле, штат Массачусетс. Создать практичную и надежную машину для шитья было его идеей фикс. Целых пять лет Хоу все свое свободное время занимался только этим. Наконец в 1846 году он запатентовал изобретение, но оно не пользовалось популярностью в США. Тогда Элайас продал патентные права в Англии за 250 фунтов (1 250 долларов) и сам переехал в Англию, где работал над усовершенствованием устройства. Когда его финансовое состояние ухудшилось и он почти без средств вернулся на родину, то обнаружил, что в нарушение авторских прав челночные швейные машинки по его технологии уже широко производились и продавались в Соединенных Штатах.

Значительную часть разработок Хоу использовал в своем агрегате Исаак Зингер, запатентовавший свое изобретение десятью годами позже. Хоу и Зингер даже совместно работали над усовершенствованием швейной машины. Однако благодаря тому, что Зингер участвовал в разработке электрической швейной машины, его имя стало нарицательным, а швейная машинка Зингера — вневременным брендом. При этом первопроходец Хоу остался в тени. После долгих судебных разбирательств права Элайаса Хоу были восстановлены в 1854 году, но успех пришел с опозданием. Его любимая жена умерла, так и не разделив с мужем богатство и славу.

«Вы полагаете, все это будет носиться? Я полагаю, что все это следует шить»

Но миллионы женщин по всему миру массово покупали его изобретение, с помощью которого шили себе повседневные, выходные, вечерние платья. И превращались в них в истинных леди. Вместо 14,5 часов всего за час — это было девизом Элайаса Хоу, и он себя оправдал. Бальные, свадебные, коктейльные, выпускные — в ХХ веке женские платья завоевывают мир, будь то удлиненная копия мужской рубашки от эпатажной Шанель или лаконичный топ с пышной юбкой «солнце-клеш» от Диора.

Мини, миди, макси — они продолжали победное шествие до 70-х годов прошлого столетия. Но затем удобные штаны для пастухов, джинсы, изначально внедренные компанией Levi Strauss & Co. из Сан-Франциско, стали буквально униформой для городской молодежи. Позже деним начали носить повсеместно, независимо от пола, возраста и страны проживания. Удобство взяло верх над изяществом, появились новые представления о сексуальности, когда плотно обтянутые джинсами женские ноги воспринимались не менее эротично, чем полунамеком выглядывающие из-под подола платья узкие щиколотки.

Но не всегда же царствовать джинсам — став доступными всем и везде, они перешли в разряд хоть и удобной, но будничной одежды.

В последнее десятилетие платья, похоже, переживают эпоху возрождения. Причем они становятся подчеркнуто женственными, нарочито романтичными. Платья есть в каждой дизайнерской коллекции, разумеется, без китового уса, кринолина и прочих излишеств, но легкие и удобные — в духе времени.

Будете в Бостоне – пройдитесь по Newbury Street — Champs Élysées Новой Англии длиной в десяток кварталов в историческом центре — Back Bay, и вы увидите, как в витринах бутиков, так и на прохожих, поголовный тренд весны-2020 — шифоновое платье в цветочек с кроссовками New Balance или Reebok, которые, кстати, тоже родом из Массачусетса. Сверху обязательно должно быть наброшено пальто, но так, чтобы платье было длиннее и выглядывало из-под него. Соберет воедино модный «look» мягкая кепка на мужской манер.

Почему кроссовки? Потому что надо выглядеть так, будто ты только что с тренировки или собираешься на нее: это нынче круто, как никогда. При этом неважно, когда ты последний раз был в спортзале — сегодня или в прошлом году. В английском языке это явление получило название athleisure, от слов athletic (спортивный) и leisure (отдых, досуг). Статистика показывает, что в США продажи кроссовок растут вовсе не за счет тех, кому они нужны для спорта: в 2017 году продажи обуви для тренировок упали на 10%, а вот кроссовок casual было куплено на 17% больше.

«Капсульный гардероб» и бот стилист, window shopping и как эпидемия в Китае поможет вернуть популярность швейной машины

Кстати, совсем неважно, будет ли этот ваш наряд от дизайнеров первой линии или от молодых местных стартаперов. Нужно уметь выбирать и чувствовать стиль. А для этого — регулярно бродить вдоль витрин бутиков. К примеру, в Бостоне — по упомянутой уже Newbury Street или в Prudential Center, который по своим размерам и насыщенности общественных функций давно обогнал по популярности и посещаемости свой прототип — миланскую Galleria Vittorio Emanuele. Очень удобно, когда на вас при этом будут кроссовки.

Кстати, продавцы бутиков жалуются, что сейчас реальный шопинг превратился в window shopping: люди считывают тренд с витрин, а потом заказывают аналогичные вещи в интернете. Ну, да что поделаешь — ретейл, как и, похоже, большая часть нашей жизни, уходит онлайн. Гоняться за сливками и вишенками с торта haute couture стало признаком дурного тона. А озабоченная проблемами экологии и склонная к минимализму молодежь предпочитает так называемый капсульный» гардероб. То есть, когда в его основе десяток качественных сочетаемых друг с другом вещей, которые можно дополнять модными деталями.

Но если эпидемия какой-нибудь заразы (наподобие короновируса) перерастет в пандемию и производство в Китае пойдет на спад, не исключено, что в скором времени многие достанут с антресолей бабушкины швейные машинки и запишутся на курсы кройки и шитья. А разобраться с модными тенденциями поможет бот-стилист, как, например, созданный в 2016 году Epytom. Он рекомендует пользователям мессенджера в Facebook, что надеть, исходя из одежды, которая есть у них в гардеробе, погоды, стилевых предпочтений. Стартап Epytom основала Анастасия Сартан.

Настя Сартан родилась в России и создала проект Epytom при поддержке венчурного фонда Founders Fund, среди партнеров которого Питер Тиль. Клиентами Epytom стали уже 1,5 млн человек.

Платье с кроссовками и костюм из «умной ткани» с кремниевыми датчиками

Для тех, кто сочетает платье с кроссовками, известная бостонская компания Reebok решила разработать умную силиконовую ткань с кремниевыми датчиками и для этого начала сотрудничать с кембриджским стартапом MC10. Такое изобретение позволит делать спортивные костюмы, которые будут анализировать состояние здоровья владельца, например, считывать его сердечный ритм.

Чтобы он или она знали: если сердце замирает или колотится во время свидания — это нормально, а если на тренировке — пора обратиться к врачу.

Но сейчас — не об этом. Вернемся к платью. Знаете, когда нам хочется надеть именно его, а не привычные джинсы? Как говорят психологи, это происходит, когда мы хотим продемонстрировать партнеру нашу непохожесть, то есть женственность. Почему это важно? Как мы уже писали в статье об особенностях любви-2020 — «Нувель д’Амур», чем более генетически полярны партнеры, тем больше шансов у них родить здоровых и умных детей.

Одежда как инструмент самовыражения: у Валентин она — атрибут, подчеркивающий красоту и индивидуальность, а у Валентинов — уверенность и харизматичность. В чем-то мы напоминаем своих первобытных предков, когда женщина искала сильного и заботливого мужчину, способного защитить потомство, а мужчина — красивую (значит, здоровую) женщину.

Одежда давно уже стала нашей сигнальной системой, а чувство стиля — шестым чувством. Поэтому и автора швейной машинки чтут не меньше, чем изобретателя летательного аппарата. И хотя современные женщины утверждают, что одеваются «для себя», когда они достают из шкафа нарядное платье, оно хоть чуточку предназначено и «для него».

P.S. Будете в Бостоне — вот вам идея для шопинг-маршрута бостон для приобретения тех брендов, которые Made in MA, и прочие shopping spots:

New Balance – the Bostonian Footware

Reebok – England Brand with New England Destiny

Prudential Mall

Nouvelle a Natick Mall

Wrentham Premium Outlet

Понравилось? Поставьте лайк нашему проекту – www.ilike.boston, подписывайтесь на наши новости. Есть вопросы? Звоните или запишитесь на прием. Постараемся помочь, если вы собираетесь в Бостон, Нью-Йорк или в поездку по Америке, по делам и не только.

  • Author: Helena Savinova
  • Editor: Ilia Baranikas
  • Design: Kirill Grishin  

Аутентичный текст проекта WelcomeToMA © и “ILike.Boston”™. All Rights Reserved. Использование текстовых материалов без изменений онлайн в некоммерческих целях разрешается c упоминанием названия проекта «WelcometoMA»© (или ленты новостей “ILike.Boston”™) и активной ссылки на оригинал материала на сайте или на одной из соцсетей издания.